Как сгорают подмосковные леса...

Суббота, 25 Февраль 2012 08:05



21 февраля состоялось очередное заседание Экспертного совета Центра экологии и развития, в ходе которого был рассмотрен Лесной план – объемный документ содержащий, как безмолвные статистические данные, так и кричащие цифры, способные вызвать шок у читателя. Оказывается, экономические потери от нерационального использования лесов Подмосковья исчисляются миллиардами рублей, но даже они – ничто, по сравнению с  той экологической угрозой, которая скрывается за возрастом этих умирающих и пораженных вредителями лесов.


Общая площадь лесов Московской области по состоянию на 01 января 2009 года составила 2179,4 тыс. га или 47,6% от общей земельной площади. А в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 апреля 2007 г. № 520-р осуществление полномочий Российской Федерации в области лесных отношений на территории Московской области не передается органам государственной власти Московской области – субъекту Российской Федерации. То есть, осуществление функций по реализации государственной политики, оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере лесного хозяйства на территории Московской области, в соответствии с приказом Рослесхоза от 09.08.2007 г. № 368, возложено на Управление лесного хозяйства по Московской области и г.Москве (Мослесхоз), являющееся территориальным органом Федерального агентства лесного хозяйства.
Имея на руках данные о катастрофическом положении лесов Подмосковья чиновники сделали очередной… нет, не практический шаг к исправлению ситуации, а исключительно бумажный. Приказом Рослесхоза от 24.07.2008 г. № 211 на территории Московской области было создано 8 лесничеств и 9 лесопарков. Но уже через год этот Приказ был отменен Приказом Рослесхоза от 12.01.2009 г. № 1.
В соответствии с Приказом Рослесхоза от 12 января 2009 г. № 1, в целях формирования на землях лесного фонда в Московской области территориальных единиц управления в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, образуется 19 лесничеств. Лесничества разделены на участковые лесничества.
Общее количество участковых лесничеств в составе Управления лесного хозяйства по Московской области и г.Москве – 279, в т.ч. 30 из них – бывшие лесопарки. В тоже время, по сообщению сайта www.info-finlandia.ru: «60% всего леса Финляндии принадлежит частным владельцам. Каждый пятый финн владеет примерно 35 гектарами. 30% - осталось в распоряжении у государства, и около 9% у лесопромышленных компаний. Когда компаниям не хватает своего леса, они покупают право на вырубку у населения».
   
Что имеем?
Леса, выполняющие функции защиты природных и иных объектов:   

Леса, расположенные в первом и втором поясах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно бытового водоснабжения    253,7 тыс.га

Защитные полосы лесов, расположенные вдоль железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, автомобильных дорог общего пользования, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации    55,9 тыс.га

Зеленые зоны -    1054,4 тыс.га

Лесопарковые зоны  -  606,8 тыс.га

Леса, расположенные в первой, второй и третьей зонах округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов  -  0,1 тыс.га
Ценные леса:   

Леса, имеющие научное или историческое значение  -  44,0 тыс.га

Нерестоохранные полосы лесов  -  0,7 тыс.га

А теперь, внимание!
Со школьной скамьи нам известно, что процесс гниения подобен процессу горения и выделения в атмосферу, в данном случае, практически идентичны. Так же из уроков биологии мы знаем, что деревья выделяют так необходимый для жизни человека кислород. Однако с возрастом этот процесс замедляется и в конечном итоге в атмосферу выделяется все что угодно, только не кислород. В данном случае необходимо иметь ввиду, что разные породы деревьев имею разный срок жизни. К примеру, мягколиственные породы живут почти в два раза меньше чем хвойные.
В породном составе лесов области (по площади) доминируют мягколиственные породы, на долю которых приходится 53,0% покрытых лесной растительностью земель, хвойные занимают 45,1%, твердолиственные – 1,9%.
Основными лесообразующими породами в лесах области являются: береза – 39,5%, ель – 24,9%, сосна – 20,0%, осина – 8,6%, дуб – 1,8%, ольха серая – 2,4%, ольха черная – 1,8%, липа – 0,6%, остальные породы – 0,4%
Возрастная структура лесов области: спелые составляют 22,7%, приспевающие – 18,4%, средневозрастные – 44,6%, молодняки – 14,3%. Удельный вес спелых лесов доминирующего мягколиственного хозяйства – 32,0%.
В составе березняков преобладают средневозрастные насаждения (54,4%), значительная часть которых через 10 лет перейдет в группу приспевающих насаждений. Молодняков березы насчитывается всего 4,3% (!). В составе хвойного хозяйства преобладают средневозрастные насаждения, на долю которых приходится 42,3% площади; молодняки занимают 26,4%, а приспевающие, спелые и перестойные – 31,3% (!!!). Однако при сохранении сложившейся системы лесопользования и воспроизводства лесных ресурсов уже в ближайшие годы в возрастной структуре хвойного хозяйства будут доминировать приспевающие и спелые насаждения.

 

Экологическую роль лесов области при современной возрастной структуре следует считать неудовлетворительной (!).
Важнейшей экологической функцией лесов считается регулирование газового состава атмосферы за счет связывания СО2 в процессе фотосинтеза, аккумулирования углерода в фитомассе и выделения кислорода.
Экологический потенциал лесов находится в прямой зависимости от их качественных и количественных характеристик.
По заключению ВНИИЛМа, приспевающие, спелые и перестойные насаждения правомерно объединить в одну группу по соображениям экологического характера. В данном случае, в мягколиственных насаждениях такая группа будет составлять 95,5% от их общей площади. Согласно данным А.С.Исаева, Г.Н.Коровина, В.И.Сухих и др., (1995г.) прирост древесины в спелых и перестойных насаждениях соизмерим с отпадом, что существенно ограничивает возможность дальнейшего накопления древесных запасов и депонирование углерода (!).  Максимум  депонирования  углерода  приходится  на молодняки II класса. Это согласуется с исследованиями И.В.Никифорчина, ЛЛТА, 1990г., который отмечает, что наибольшее выделение кислорода происходит у молодняков и средневозрастных насаждений.
Так, по его данным, с 1 га сосняков в возрасте 20-30 лет выделяется за 10 лет до 40 тонн кислорода, затем эта способность резко ослабевает и к 100-летнему возрасту сокращается в 4 раза (!). Следовательно, старение лесов приводит не только к усилению древесного отпада, но и к резкому снижению их кислородопродуктивности. Применительно к осиновым насаждениям, в которых спелые и перестойные насаждения составляют 90,0%, а молодняки - всего 4,0%, роль этих насаждений в депонировании углерода  практически близка к нулю.
Таким образом, следует ожидать резкое снижение углерододепонирующей способности лесов Московской области (!).

Что теряем?
Леса Московской области имеют достаточно большой ресурсный потенциал, на их долю приходится 13,1 % от общего запаса леса по Центральному федеральному округу, в котором по запасам древесины  Московская область уступает только Тверской области. В тоже время Московская область является крупным потребителем древесины и лесобумажной продукции.
Годовая потребность Московской области, по данным Правительства Московской области и Мослесхоза, в древесине для производства древесностружечных плит, фанеры клееной, пиломатериалов, бумаги, картона, древесноволокнистых плит, мебели в настоящее время составляет 3,5 млн.м3 и с учетом наращивания мощностей достигнет 5 млн.м3. Кроме того, потребность и населения, общеобразовательных, дошкольных и других учреждений, а также сельскохозяйственных организаций определена в 1,2 млн.м3.
В тоже время, изменения в системе лесоуправления осуществленные в 2008г. существенно отразились на объемах лесопользования. В Центральном федеральном округе объем рубок снижен на 28,0%, а в Московской области – на 87,6% (?!). Введенные ограничения на приобретение лесосечного фонда по договорам купли-продажи практически ликвидировало малый бизнес в сфере лесозаготовительной деятельности (!). А в это время, в хозяйственных лесах Финляндии за время их созревания осуществляется 2-3 рубки изреживания. При прореживании учитывается многообразие растительности и сохранение животного мира. Прореживание дает экономический эффект до 50%. Это объясняется тем, что очищенные при прореживании конкурирующие деревья позволяют сосредоточиться на создании условий для роста лучших экземпляров, что и поднимает их цену. В результате прореживания лес становится светлее, отчего увеличивается круговорот в земле питательных веществ и освобождается место для сочетания различных пород деревьев.

Постоянно снижающиеся объёмы заготовок древесины привели к недопустимо низкой интенсивности лесопользования. Использование ежегодного допустимого объёма изъятия древесины  в 2009 году составило 5,3 процента, что является одним из самых низких показателей по Российской Федерации (!).
Одной из основных причин создавшегося положения, наряду с законодательными,  является отсутствие единой стратегии развития лесного комплекса Московской области, вследствие  разобщенности управления лесами и лесопромышленной деятельностью (!).
    Использование иных лесных ресурсов, таких как заготовка березового сока, сбор и заготовка дикорастущих ягод и грибов, лекарственных растений и технического сырья, сбор мха, заготовка дубильной коры, бересты, еловой лапки, древесного веточного корма в области неразвито, а система учета не совершенна (!). В основном, указанные ресурсы используются населением для собственных нужд.
В  2007  году  общая  сумма  лесного  дохода  в  Московской  области  составила 494 875  тыс. руб.,  из  них  526 038,2  тыс. руб.,  поступили  в  федеральный  бюджет  и  31 163,2  тыс.руб. в бюджет области.
В Московской области заготовкой и переработкой древесины, производством мебели, бумаги, картона и изделий из них занимаются около 120 крупных, средних и малых предприятий, в том числе лесозаготовками  - 19, производством пиломатериалов – 39, фанеры клеёной – 2, древесностружечных плит – 5, древесноволокнистых плит – 1, мебели – 39, бумаги, картона и изделий из них - 15 предприятий.  Доля Московской области в общероссийских показателях производства продукции, а также по Центральному федеральному округу незначительна за исключением мебели. По данным Рослесхоза заготовка древесины по всем видам рубок и вывоз древесины составил в 2009 году в соотношении к 1990 году 1% к 11% соответственно (!).

На территории Московской области основными факторами, вызывающими ослабление и гибель насаждений, являются лесные пожары,  неблагоприятные погодные условия (ураганные ветры), повреждения энтомовредителями, поражение грибными заболеваниями и антропогенные воздействия.
                                     
Общая площадь насаждений с неудовлетворительным санитарным состоянием (с наличием ослабления, усыхания и гибели) в 2007 году составила 7276 га (!).
За период с 2003 по 2007 годы площадь погибших древостоев определилась в  18152 га.

Одной из основных причин гибели лесов – повреждения энтомовредителями (61,1% от среднегодового показателя за последние 5 лет). Это прежде всего последствия действовавших в конце прошлого – начала этого десятилетия, очагов массового размножения короеда – типографа в еловых насаждениях. В дубравах Московского региона, в начале нынешнего столетия в течение 4-х лет, действовали очаги массового размножения  зеленой дубовой листовертки. В 2005 году отмечены незначительные очаги хвое-грызущих  насекомых (обыкновенный сосновый  пилильщик).
По сообщению телепрограммы «Вести»: «в Серпуховском районе Московской области 48 гектаров реликтовых елей «Лопасненского природного острова» пойдут под топор. Вековые ели в возрасте от 80 до 140 лет поражены опасным паразитом. Деревья губит жук-типограф. Зараженные участки леса словно раковая опухоль: если вовремя не вырубить больные деревья, то в следующем году их станет в два раза больше».
В связи с преобладанием в лесах Московской области спелых и перестойных насаждений, происходит рост видового и количественного числа грибковых болезней.
Анализ данных учета лесного фонда показывает, что из общей площади осиновых насаждений, составляющей 147,0 тыс.га, основную долю занимают приспевающие, спелые и перестойные насаждения – 136,4 тыс. га (92,8%).
Практически все эти древостои заражены ложным осиновым трутовиком на 70%– 100 % и могут быть отнесены к очагам болезней.
Очаги корневой губки также встречаются в перестойных насаждениях, поврежденных пожарами 30-60 летней давности.
 
По данным лесопатологического мониторинга и материалам лесопатологических обследований величина захламленности, в том числе валежа, составляет в среднем 5-15% от общего запаса на 1 га. Основные причины образования захламленности являются: естественный отпад, ветровал, бурелом, длительное отсутствие рубок ухода, вывалы. В ельниках основным фактором образования захламленности явилось усыхание ели в очагах короеда-типографа. В затухших очагах короеда-типографа, в которых своевременно не были проведены санитарные рубки, размер захламленности достигает 70 – 90% общего запаса на 1 га (!!!).
Основными антропогенными факторами в условиях Московской области, влияющими на состояние лесов, являются: строительство, загрязнение  вредными выбросами, избыточное увлажнение и заболачивание  земель.

Вот что происходит с лесами Подмосковья без ретуши и лоска. Леса умирают и превращаются из источников дохода и свежего воздуха в гниющий и отравляющий окружающую среду хлам. Кто виноват? Как всегда - никто! Что делать? Как всегда - ???


Опубликовано в Актуально


В мире, наверное, нет больше страны, где экономика и весь уклад жизни людей связан с лесом так, как в Финляндии. Лесной сектор Суоми через мультипликативный эффект дает развитие десяткам других отраслей. Посол этой страны в России г-н Матти Анттонен, дипломат по профессии и потомственный лесовладелец по происхождению, рассказал, как лес может стать основой для развития взаимовыгодного сотрудничества между нашими народами.


– Господин посол, лесное ведомство Финляндии находится в самом центре Хельсинки, напротив министерства финансов и администрации премьер-министра. Такое расположение свидетельствует о чрезвычайно серьезном отношении власти к лесным ресурсам?

– Да, безусловно. Представители государственной власти внимательно слушают отклики лесного сектора, потому что на лесопромышленный комплекс приходится одна треть чистой экспортной прибыли нашей страны. В лесопромышленном комплексе занято в общей сложности всего около 200 тыс. финнов и порядка 60 тыс. человек в производственных предприятиях в других странах. Значение лесного сектора велико, поскольку каждый десятый финн зарабатывает себе на жизнь в лесной промышленности или связанных с этой отраслью сферах, и каждый восьмой финн является лесовладельцем. Многие отрасли связаны с лесным сектором – машиностроение, транспорт, логистика, консалтинг – вот далеко не полный перечень отраслей, которые через мультипликативный эффект крутятся благодаря работе ЛПК (Лесо-промышленного комплекса). Качественные леса и действующая по принципам устойчивого лесопользования лесная промышленность являются китами благосостояния нашего народа.



– Россия в ближайшее время вступит в ВТО. Как, на Ваш взгляд, это отразится на двухстороннем сотрудничестве между нашими странами?

– С точки зрения Финляндии, членство России в ВТО является одной из самых положительных новостей в сфере экономики. Мы полагаем, что вступление в ВТО приведет к снижению российских импортных и экспортных пошлин, и надеемся, что товарооборот между нашими странами получит от этого стимулирующий толчок. Предсказуемость решений властей, а также прозрачность лесного законодательства улучшат условия деятельности предприятий и могут привести к увеличению зарубежных, в т.ч. и финских, инвестиций в России. Членство в ВТО также прокладывает основу для более глубокого торгового сотрудничества между ЕС и Россией, а также для более свободной торговли.

– Несколько лет назад российские власти приняли решение о повышении таможенных пошлин на экспорт круглых лесоматериалов. Как это отразилось на финском Леспроме?

– Повышение таможенных пошлин на лес, естественно, отрицательно отразилось на поставке сырья для лесопромышленного комплекса Финляндии. После введения новых пошлин конкурентоспособность российского леса резко ухудшилась, и наша промышленность стала больше покупать отечественный лес, а также больше импортировать из других стран. Импорт непереработанного леса, в т.ч. щепы, уменьшился от 12 млн м3 в 2007 году до 5.5 млн м3 в 2009 году, или более чем на 50%. В 2010 году Финляндия импортировала 12 млн м3 круглого леса, где доля России составляла 61%. Основными причинами резкого спада импорта круглого леса из России послужили кризис мировой экономики и повышенные экспортные пошлины на круглый лес. Если в середине двухтысячных годов доля России в закупках леса финской промышленностью составила 23%, то в 2010 году она составила 12%.
При вступлении России в ВТО экспортные пошлины на круглый лес уменьшатся, что, по всей вероятности, приведет к увеличению импорта леса из России в Финляндию при условии, что мировые рынки лесной промышленности будут благополучно развиваться. Однако, по всей вероятности, объемы импорта не достигнут уровня 2005-2006 годов, то есть до повышения таможенных пошлин.

– Крупные финские компании уже более 10 лет заявляют о намерении строительства в России крупного ЦБК, требующего огромных инвестиций. Почему до сих пор не построено ни одного крупного лесоперерабатывающего комплекса в России с участием финского капитала?

– Я вам скажу, что и в Финляндии уже лет 20 как не было вложено больших инвестиций в создание нового производства, что называется, «green-field». Крупные вложения шли в основном в перевооружение и модернизацию имеющихся мощностей. Этим, кстати, сейчас активно занимаются и российские компании.
Сейчас многие страны ведут настоящую борьбу за привлеченные инвестиции, предлагают ряд преференций для зарубежного капитала. Финский бизнесмен рад бы вкладываться в свою страну или в ближайшего соседа, но он должен считать выгоды. В Финляндии и России можно производить рубки раз в сто лет, и выход с гектара при сплошной рубке составляет примерно 200 кубов. В Южной Америке нет морозов и снегопадов, расстояние транспортировки с делянки до завода – около сорока километров, между тем как в России оно составляет примерно двести километров.
Целлюлозные заводы строятся там, где имеется доступ к дешевому сырью и международным транспортным сообщениям. Целлюлоза доставляется на бумажные производства в Финляндию, а также в Китай, где финские компании UPM-Kymmene и Stora Enso владеют бумажными фабриками. Благодаря дешевизне древесного сырья затраты на производство целлюлозы в Южной Америке примерно в два раза ниже, чем в североевропейских странах.

– Выходит, глобализация сокращает наши возможности для двухстороннего развития в лесных отношениях, раз вкладывать в ближайшего соседа менее выгодно, чем через океан?

– Абсолютно не согласен. У наших стран есть огромный потенциал, который необходимо раскрыть. Россия и Финляндия являются лесными державами, и лесные секторы наших стран во многом тесно интегрированы. Финны и россияне занимаются взаимной торговлей продукцией лесной промышленности уже 150 лет, если не дольше. За 20 лет финские компании вложили в российский ЛПК около 1 млрд евро. Согласитесь, это немало. Свыше десяти наших предприятий успешно работают в России и не думают уходить.
Сейчас перед лесным сектором наших стран стоят одинаковые вызовы:
•    С экологической стороны – это изменение климата, которое требует обеспечения эффективных мер по адаптации к этим процессам и более устойчивого управления ресурсами.
•    С экономической стороны – можно отметить спад спроса на газетную бумагу, который будет продолжаться из-за роста производства электронных носителей информации.
В связи с этим считаю разумным совместно содействовать повышению конкурентоспособности лесных секторов обеих стран. Нам следовало бы вместе искать решения, обеспечивающие сохранение существующих мощностей лесной промышленности в наших странах, и создавать предпосылки для привлечения в будущем максимального количества лесопромышленных инвестиций к себе, вместо того, чтобы они направлялись в Латинскую Америку и Азию, где леса растут быстрее. Это наша совместная задача, за выполнение которой мы должны взяться самым серьезным образом. Мы должны вместе выработать стратегию использования северных лесных ресурсов как основы для разработки новых продуктов и услуг биоэкономики.
К примеру, деревянное домостроение имеет хорошие предпосылки для роста, как в Европе, так и в России. Мы должны вспомнить, где жили наши предки! Сегодня уже есть все основания заявлять, что дерево при правильном применении намного долговечнее железобетона. Мы тоже прошли через любовь к этим мертвым конструкциям. Во времена моего детства те, кто жил в деревянных домах, были людьми низкого класса. Теперь же 90% малоэтажных домов строят исключительно из дерева. Это стало престижно. Но для строительства прочного дома эвкалипт не подойдет. Здесь нужны высококлассные материалы, поэтому для строительства наши северные сосна и ель – вне конкуренции. Уверен, что с увеличением объемов деревянного домостроения возрастет и потребность в российских строительных лесоматериалах. Большие перспективы открываются и для регионов Северо-Запада России. Карелия, Архангельская, Вологодская область могут развернуть у себя строительство деревянных домов для населения. Это не только позволит увеличить использование расчетной лесосеки, но и даст новые рабочие места.

– Сегодня российские лесопромышленники настойчиво требуют введения в России интенсивной модели лесопользования. В пример приводят скандинавский метод ведения лесного хозяйства. Насколько, на Ваш взгляд, у нас эффективно применение этой модели использования лесов?

– Россия – большая страна, и, наверное, интенсивная модель лесопользования не подходит для всей страны. Тем не менее, я верю, что на Северо-Западе, где природные условия схожи с Финляндией, возобновление, уход и использование лесов можно интенсифицировать, соблюдая при этом принципы устойчивого лесопользования. Разумеется, и здесь скандинавский метод ведения лесного хозяйства нельзя просто так тиражировать. История лесопользования и управления лесами, структура лесов и лесная инфраструктура в Финляндии и России отличаются. В Финляндии пока есть спрос на весь ассортимент, в том числе и на баланс, заготавливаемый при выборочных рубках ухода.
Если я правильно понял, в результате экстенсивного ведения лесного хозяйства на Северо-Западе России в бывших хвойных лесах все чаще стали превалировать лиственные породы и особенно остро стоит вопрос нехватки хвойного пиловочника. Эти проблемы рано или поздно нужно решать, иначе обеспечение лесопромышленного комплекса сырьем обойдется беспредельно дорого. Мне представляется, что внедрение интенсивной и устойчивой модели ведения лесного хозяйства могло бы принести здесь пользу. Приведу два примера результатов интенсивного лесного хозяйства. Во-первых, за последние 50 лет ежегодный прирост древесины в лесах Финляндии увеличился с 55 млн кубометров до 104 млн кубометров. Общий запас древесины вырос с 1500 млн до 2300 млн кубометров (!!!). Одновременно общий объем рубок составил в целом около 2700 млн кубометров. Во-вторых, в Финляндии выход от рубок (общий объем рубок на лесопокрытую площадь) составляет 3 м3/га/год, тогда как на Северо-Западе России этот показатель составляет около 0.5 м3/га/год, то есть, в среднем в Финляндии можно рубить в шесть раз больше, чем на Северо-Западе России!  То, что на одной и той же площади можно рубить многократное количество древесины, позволяет снизить расходы и на строительство дорог, и на транспорт, не говоря о других преимуществах.
В Финляндии эти результаты достигнуты благодаря введению качественных методов лесовосстановления, достаточно интенсивных и своевременных рубок ухода и увеличению площади лесопокрытых земель с помощью осушения болот. Эти результаты было бы невозможно достичь без целенаправленной государственной лесной политики и госдотации лесохозяйственных мероприятий.

– Вы является собственником леса. Как это – владеть лесом? Поделитесь ощущениями.

– Я как финн чувствую себя очень хорошо в лесу, и хотя я городской житель, думаю, что я не смог бы жить без леса. В своем лесу я провожу очень много свободного времени. Частная собственность на лес имеет глубокие корни в Финляндии. В моем родительском доме висит карта нашего района, датированная 1798 годом. Тогда мы были еще частью Шведского королевства. И в ней границы между землевладельцами отмечены там, где они и теперь. Более 200 лет этот лес принадлежит моей семье, и все это время мы ухаживали за лесом, чтобы он радовал глаз. Разумеется, этот лес приносит и доход.
Владельцы хорошо ухаживают за лесами, так как леса – их собственность. В Финляндии лес является одним из объектов собственности, и он обладает ожидаемой доходностью в денежном выражении. Например, доходность государственных лесов должна быть выше пяти процентов в год. Как частные лица, так и государство могут покупать и продавать лес и закладывать его под банковские кредиты. В Финляндии концерн UPM начал продавать свои леса, как частным лицам, так и корпоративным инвесторам. Недавно немецкая инвестиционная компания купила у UPM четыре тысячи гектаров леса. Несмотря на это, местные охотничьи клубы могут охотиться в этих лесах.

– Сегодня в Финляндии наблюдается процесс дробления частных лесохозяйств, увеличения числа собственников леса. Как этот процесс влияет на состояние лесного сектора экономики?

– Вы совершенно правы – вместе со сменой поколений у лесовладельцев возникает угроза дальнейшего дробления частных лесохозяйств на более мелкие единицы (многочисленных наследников). Одновременно меняется структура лесовладельцев: растущее количество живет в городах и населенных пунктах далеко от своего лесного имения, и экономически они менее зависимы от лесных доходов, чем предыдущее поколение. Цели лесовладения также стали более разнообразными (например, рекреация, сбор ягод и грибов, сохранение ландшафта и пр.), но, к счастью для лесной промышленности, для подавляющего большинства лесовладельцев экономические вопросы являются первоочередными, ведь лесная промышленность покупает у частных лесовладельцев до 65% потребляемого сырья.
Задача государственной власти – создать условия, обеспечивающие конкурентоспособное лесопользование. Инструменты государственной власти в области лесной политики включают в себя, в частности, лесное законодательство, различные экономические рычаги, консультации для лесовладельцев, сбор и подготовку оперативной информации о лесных ресурсах, организацию дееспособной системы структур государственного лесного хозяйства. Важным инструментом лесной политики является Национальная программа лесного хозяйства до 2015 года. Она разработана на основе широкого межведомственного сотрудничества с привлечением всех заинтересованных сторон. И государственная власть, лесная промышленность, природоохранные организации и другие участники приняли обязательство исполнить цели и задачи Программы.
Но здесь важно отметить, что у нас, как и у вас, сейчас происходит коренная модернизация лесного законодательства. Поскольку после войны финские леса были сильно истощены рубками, власть в 60-70-х годах ставила целью увеличение покрытых лесом площадей, а также рост древесины на корню. Сейчас из 100 млн кубометров ежегодного прироста леспром Суоми съедает максимум 60%. Следовательно, острой нужды в приросте больше нет. Поэтому сейчас смягчены требования как к лесовосстановлению, так и к использованию лесных ресурсов. Теперь идет ориентация на современные требования общества, поиск разумного баланса между обществом, бизнесом и экологией. Если раньше на твоем участке росли деревья менее ценных пород, чем ель и сосна, то власти могли полностью срубить этот лес и засадить его правильными породами. И у лесовладельцев не было другого выбора. Теперь таких жестких решений, обязательных для исполнения, практически нет. Собственникам самим интересно выращивать сосну и ель для их дальнейшей реализации. Но если ты любишь березу и не желаешь с ней расставаться – твое право.

– По Вашему мнению, в России реально введение частной собственности на леса? С какими проблемами могут столкнуться власти, бизнес и гражданское общество, если в России завтра объявят о том, что лес можно приватизировать?

– Я хорошо помню, как на третьем Российско-финляндском лесном саммите в Петербурге осенью 2009 года на предложение главы совета директоров Группы «Илим» Захара Смушкина о необходимости введения частной собственности на лес Владимир Путин ответил вопросом: «А следом что хотите: частную собственность на воздух?». Руководство страны, может, и понимает полезность внедрения частной собственности, но знает, что люди, избиратели не одобряют эту идею. Народ против частной собственности. И против сильно. Поэтому я думаю, что в данный момент возможность иметь долгосрочную аренду – все равно достаточно хороший компромисс между властью и бизнесом.
Вместе с тем полагаю, что в России инвестиционная активность выросла бы существенно, если бы лес можно было продавать и иметь в собственности. Нет необходимости в приватизации всех российских лесов. Только тех, которые расположены поблизости от крупных целлюлозно-бумажных комбинатов.
В Финляндии все имеют право гулять в любом лесу, свободно собирать грибы и ягоды. Российские леса останутся в России, кто бы ими ни владел – их никуда не увезешь. Когда лес находится в частной собственности, собственник строит в нем лесовозные дороги и ухаживает за ним лучше, чем за государственной собственностью. Выход древесины в частных лесах больше, если за ними хорошо ухаживают.

Беседовал Иван ЯКУБОВ,
www.lesovod.org.ua

Опубликовано в Актуально

В Швеции заложен первый Plantagon

Суббота, 18 Февраль 2012 20:34


Шведско-американская компания Plantagon International продвигает новый вид теплиц, которые называет «плантагонами». Это вертикальные фермы для «городского сельского хозяйства», до сих пор считавшиеся утопией. И вот строительство первого комплекса началось в шведском Линчёпинге.


Городские фермы в многоэтажках на слуху уже много лет. Несмотря на скепсис, такие проекты стали превращаться из «зелёной мечты» в реальность.
Этот вариант архпроекта именуется Plantagon Greenhouse Building B1. Пресс-релизом с его изображением компания приглашала на церемонию пуска стройки. Есть некоторая вероятность, что в Швеции построят именно такой комплекс.
Так, в 2005 году маленькая ферма заработала в подвале токийского небоскрёба. В 2011-м небольшой прототип Vertical Farm был запущен в Южной Корее – трёхэтажную теплицу построили в городе Сувон. И примерно тогда же первые продукты с вертикальной фермы появились на полках супермаркетов в Нидерландах – с подземного комплекса компании PlantLab (о корейском и голландском проектах сообщал журнал Spiegel).
Теперь компания Plantagon обещает вывести городские фермы на новый уровень. По данным Inhabitat, через 12-16 месяцев в Линчёпинге построят международный центр передового опыта в области городского сельского хозяйства. 9 февраля 2012 года состоялась символическая церемония, давшая старт строительным работам.
Plantagon International рассчитывает на мировую экспансию: дескать, наступит тот день, когда в крупнейших городах по всей планете вырастут небоскрёбы-фермы типа Plantascraper (иллюстрации Plantagon International).
Несмотря на скорое открытие, подробных сведений о шведской теплице пока нет. В арсенале компании имеется несколько архитектурных решений, и какое из них будет реализовано, до конца не ясно.
Судя по всему, первый «плантагон» будет представлять собой прозрачный шар высотой с 17-этажный дом, в котором овощи будут выращиваться в лотках на гигантской спирали. Наверх их в зачаточном состоянии доставят специальные подъёмники, и по мере созревания овощи будут автоматически, как по конвейерной ленте, спускаться вниз — к сбору урожая на первом этаже.


Константин Болотов
Мембрана.ру

Опубликовано в Технологии

Вертикальный лес

Суббота, 18 Февраль 2012 19:56



Два здания, которые сейчас строятся в центре Милана, очевидно, станут первыми на нашей планете небоскрёбами, плотно засаженными деревьями сверху донизу.


«Вертикальный лес» (Bosco Verticale) – проект итальянского архитектора Стефано Боэри (Stefano Boeri). Это два жилых дома, на этажах которых будут расти порядка 900 деревьев разного «роста»: 3, 6 и 9 метров. Плюс различные кустарники и цветы. Архитектор этого рукотворного чуда природы отмечает, что если бы его «лес» был традиционно «горизонтальным», он затребовал бы дополнительно 10 тысяч квадратных метров земли.

Financial Times отмечает, что Bosco Verticale – лишь один из элементов предложенной Стефано Боэри программы BioMilano по озеленению города.
По данным SkyscraperPage, самая высокая из башен, Torre E, вырастет до 105м и будет насчитывать 24 этажа. Здание Torre D с 17 этажами вырастет на 78м. Помимо жилья и садов в «вертикальном лесу» будут рестораны, фитнес-центры и паркинги.

Каждая квартира в зданиях будет иметь как минимум один балкон с деревьями.
Само собой, башни станут зелёными не только снаружи: в них заработают солнечные и ветровые электростанции, прогрессивные системы вентиляции, освещения и всевозможной рециркуляции, передаёт Inhabitat.
Строительство стартовало в 2007 году и должно завершиться в 2012-м. Бюджет проекта – 65 миллионов евро.
Между тем в Валенсии вроде как идёт реализация очень похожего проекта. 21-этажное здание с деревьями спроектировали испанцы из студии Mgaarqtos и голландская компания MVRDV (1, 2, 3, 4, 5). Дом называется Torre Huerta и характеризуется как «социополис».

Константин Болотов
Мембрана.ру

Опубликовано в Технологии



17 февраля 2012 года прошло заседание коллегии Министерства экологии и природопользования Московской области, на которое было приглашено и руководство Центра экологии и развития Московского региона.

   В обширном и подробном докладе министра М.Я.Воронцова прозвучала информация, показывающая весь спектр задач, которые приходится решать министерству. Подробный доклад находится на сайте министерства и поэтому не стоит утомлять наших читателей цитированием этого объемного и информационно-насыщенного документа. В то же время, хочется передать общий тон заседания, который можно рассматривать скорее как оптимистический.
Множество приведенных цифр говорят о том, что  состояние окружающей среды находится под постоянным и пристальным контролем, а многомиллионные штрафы за различные нарушения экологических норм и законов подчеркивают беспристрастность и принципиальность в этой работе. Судите сами. Только за 2011 год сумма платежей, поступивших в бюджет Московской области, составила почти 990 млн. рублей. Сумма земельного налога, поступившего в бюджеты муниципальных образований составила 10 млн. рублей. Сумма наложенных административных штрафов составила также около 10 млн. рублей, из которых уже удалось взыскать более 2 млн. рублей.
В общем-то, если исходить из всего увиденного и услышанного, то «подмосквичам» можно смело пожелать крепкого здоровья и сладких снов. Однако не все так ровно и гладко. Есть еще, пожалуй, самый острый на настоящий момент, вопрос – плачевное состояние подмосковных лесов. Впрочем укорять за это министерство по экологи и природопользования Московской области нельзя, так как невозможно отвечать за то, что не находится в твоем подчинении. А это факт. И господин М.Воронцов в заключение своей речи напомнил о том, что еще в прошлом году Правительства Москвы и Московской области подготовили совместное обращение к Премьер-министру В.Путину с предложением рассмотреть и принять решения, направленные на исправление ошибок, допущенных при распределении ответственности за состояние лесопарковых зон Московского региона. Будем надеяться, что в предвыборной суете, этот жизненноважный документ не исчезнет в "черной дыре" кабинетов. Но надеяться и бездействовать  - это слишком большая роскошь, которую мы не можем себе позволить и поэтому уже 21 февраля проведем очередное заседание Экспертного совета, на которое приглашаем известных ученых - лесопатологов.


Опубликовано в Актуально

Медиа

http://mos-eco.ru/modules/mod_image_show_gk4/cache/post-2-13260234755339gk-is-105.jpglink
http://mos-eco.ru/modules/mod_image_show_gk4/cache/gk-is-105link
http://mos-eco.ru/modules/mod_image_show_gk4/cache/sampledata.009gk-is-105.pnglink
«
»
Loading…

Видео

  •